perunja

Category:

Сфлависианы - Славяне Малой Азии.

Первыми обратили внимание исследователей на историю и феномен вифинских славян Штриттер и Шафарик. Затем В. Ламанский в своей работе «О славянах в Малой Азии, в Африке и в Испании», изданной в 1859 г. В дальнейшем этому вопросу уделяли свое внимание известные российские византологи XIX-XX вв. Ф. И. Успенский и В. А. Панченко.

Византийский летописец Феофан рассказывает, что в 664 г. вождь сарацин, Абдуррахман ибн Халид, вступил с большими силами во владения Византии, провел в них зиму и опустошил многие провинции. Славяне (Σκλαβΐνοι), числом до 5000 человек, присоединились к нему, пошли с ним в Сирию и поселились в области Апамеи, в селении Скевоковоле (έν κώμη Σκευοκοβόλ). Эти славяне были переселены в Азию при Константе. Тот же Феофан под 687 г. рассказывает, что император Юстиниан II, в поход свой в Болгарию и Склавинию, опустошил этот край вплоть до Фессалоник, и огромное количество славян вывел из их отечества, частью насильно, частью добровольно, у Абидоса переправил их в Азию и поселил в области Опсикий, простиравшейся от Абидоса на восток до Никеи, а на юг до Апамеи. Опсикион (от лат. Obsequium – «императорская гвардия») – фема в северо-западной части Малой Азии, к югу от Мраморного моря; северная часть фемы (древняя провинция Вифиния) была основным местом расселения малоазийских славян. Значительное количество славян, бежавших из славиний в Македонии и Фессалии из-за переворота в Болгарском царстве (переворот Телеца), было переселено в фемы Вукелларион, Оптиматон и Опсикион (общим числом в 208000 человек) в 762 г. на р. Артана (’Αρτάνης, ’Άρτανος) к западу от р. Сангарий, впадающей в Черное море возле Килий (древние географы называют Артану на пути между мысом Мелена и устьем реки Псиллис). В результате многочисленных славянских переселений Опсикион, по словам французского византиниста Рамбо «сделался полуславянскою страною».

В результате этой политики переселений византийских властей по отношению к славянам, значительное их число было переселено в Малую Азию в качестве военных поселенцев с широкой автономией. Но после ряда измен (переход 5000 славян на сторону арабов в 664 г. и предательство командира славян Опсикиона Невула (Νέβουλον) в 688 г.) эта автономия была резко урезана: «Тогда Юстиниан истребил всех оставшихся славян с женами, с детьми при Левкатии, месте утесистом и приморском у Никомидийского залива». Само имя славянского вождя вероятнее всего означает «невольник», что соотносится с насильственным переселением македонских славян в Малую Азию Юстинианом II Ринометом. Реорганизованное славянское войско носило функции вспомогательных кавалерийских частей, получив наименование «дополнительное [отборное] войско» (περιουσιος λαος). Командовал этим войском офицер в чине проконсула (απο υπάτος), назначаемый из Константинополя «проконсул славянских рабов епархии Вифиния», имевший печать, на которой было написано: «апоипата славянских рабов (пленников) епархии вифинов» (απουπάτον των ανδραποδον των σκλάβον της Βιθήνον επάρχιαε). Возможно, что απο υπάτος – это проконсул (ανθυπάτος), обозначенный в «Тактиконе» Успенского как анфипат и эпарх фемы (ανθυπάτος και επάρχος του θεμάτου) и расположенный в числе протоспафариев, а андраподос (ανδραποδος) – «раб», в буквальном значении – «человек ставший рабом в результате пленения». Кроме того у Константина VII Багрянородного упоминались также трое «голов»-командиров (κεφάλαι).

Сложившиеся в результате этих переселений опсикионские славяне – «сфлависианы» (σθλαβησιάνοι) неоднократно участвовали в походах по отвоеванию о. Крит у арабов в течение Х в. в царствования василевсов Льва VI, Константина VII и Романа II. В поход на Крит отправились трое «голов» и 220 рядовых воинов – при соотношении примерно 1/73. «Головы» сфлависиан получали за поход по 5 номисм, рядовые воины – по 3, что говорит об их иррегулярном характере. Для сравнения, воины «малой фемы» Харпезикий в том же походе получили: «великие турмархи», мериарх, комит палатки и доместик фемы – по 5 номисм, а друнгарии – по 3. Известно число сфлависианов, участвовавших в походе 949 г.: трое «голов» и 220 рядовых, поскольку жалование было выплачено лишь 127 воинам, можно предположить, что остальные 93 погибли в этом неудачном для византийцев походе. Также и в 960 г. сфлависианы участвуют в отвоевании Крита Никифором II Фокой вместе, с другими славянами (из Фракии, Македонии); также в походе 963 г. вместе с русскими и фракийскими славянами. Исходя из жалования-руги славяне Опсикиона сопоставимы с командным составом пограничных «малых» фем, составляя своего рода иррегулярные «казачьи» поселения в этой внутренней византийской феме. Которая, тем не менее, в VII-IX вв. нередко становилась «прифронтовой».

Славяне Византийской империи были иррегулярным войском. Очевидно, что и сфлависианы Опсикиона «поставляли» акритов, учитывая способности славянских воинов к «малой» или партизанской войне о которых упоминает еще Прокопий Кесарийский в «Войне с готами» в VI в., а Маврикий в трактате «Стратегикон» в VII в.. В начале своей Истории, приступая к правлению Михаила Палеолога, Пахимер так описывает нам эти пограничные поселения, бывшие для Восточной Империи тем же, чем так называемая «Военная граница» для Австрии («Militair Gränze»). Эта византийская «Украина» населена была «людьми воинственными и трудолюбивыми», бывшими в одно время и землепашцами, и воинами. Становится более понятным, откуда взялся в Ивирии каппадокиец славянского происхождения Евстафий Воила «протоспафарий при Хрисотриклине» никогда не служивший в Константинополе, вдруг оказавшийся на самой восточной границе Византийской империи.

Славянские поселения в Вифинии (Σερβοχοριον) сохраняются до XIII в., а при Комнинах даже усиливаются: Иоанн Комнин после похода своего на сербов в 1122 г. перевел на восток множество пленных и определил им в местожительство плодородные земли в области Никомедии: часть этих поселенцев обратил он в стратиотов, другую часть перевел в податное сословие. В важной грамоте о разделе Греческой Империи, по случаю завоевания Константинополя крестоносцами в 1204 г., между прочим, читаем: «Provintia Optimati. Provintia Nicomidie. Provintia Tharsie, Plusiade et Metanolis cum Seruochoriis cum omnibusque sub ipsis» (слово это читается во всех списках искаженно; лучшее чтение представляется в одном списке (Св. Марка) – «cum Seruochoriis». Ученые издатели весьма справедливо читают это по-гречески так: σν τοΐς Σερβοχωρίοις). Поселения сербские в Вифинии были еще в IX в. Так в списке церквей, подчиненных патриарху Цареградскому, составленном Львом VI Мудрым (Leonis Sapientis [886—907 гг.] index ecclesiarum, throno Cpolitano parentium), читаем: «VIII. Τ (т. е. πισκόπ) Νικαίας, Βιθυνίας. 1. ‛Ο Μοδρηνς, τοι Μελς. 2. ‛Ο Ληνόης. 3. ‛Ο Γορδοσέρβων [«Сербский град» – С. К.]» (Модринис, Линоис, Гордосервон). Опсикионские славяне в качестве акритов составили часть пограничной «линии», восстановленной Комнинами в XII в. А в XIII в. вошли в состав сил Никейской империи, которая, опираясь на ресурсы всего лишь двух имперских фем – Опсикиона и Фракисиона (по данным арабских географов эти фемы выставляли от 12 до 16 тысяч воинов), в 1261 г. восстановила Византийскую империю. Григорий Пакимер характеризует акритов как людей воинственных. Императоры династии Ласкарей восстановили и укрепили восточную границу именно за счет акритских поселений. Акриты пограничных укрепленных линий «фринк» (θριγκοι) и до «реформ» Палеологов не подчинялись военному начальству области (αρχη της στρατηγιας).

В VII-VIII вв. славяне, переселяемые в Малую Азию, были еще язычниками и только впоследствии были христианизированы. Обращенные в христианство, они приняли в свое богослужение язык греческий. Позднейшие славянские переселенцы могли уже приносить в Малую Азию и свои славянские богослужебные книги. Но судя по образу действий греков относительно славян, мы смело можем утверждать, что и к славянским поселениям в Малой Азии были применяемы все возможные меры, лишь бы эллинизировать их. В отличие от славян Моравии, Болгарии и, впоследствии, Руси, имевших богослужебные книги на понятном им церковнославянском языке, богослужение у их азиатских собратьев шло на греческом – в значительной степени непонятном для них языке. После завоевания турками их поселений, поборов, насилий и обращения в ислам, которому славянские поселенцы могли поддаться легче, так как, принимая учение Церкви на языке им непонятном, они не могли быть твердыми и верными христианами (учитывая достаточно широко распространенное в Османской империи явление криптохристианства).

В 1262 г. вспыхнуло восстание вифинских акритов против налоговой политики Михаила VIII Палеолога уничтожавшей само сословие акритов, к восстанию присоединились крестьяне Малой Азии, поддерживавшие свергнутых Ласкаридов (Михаил VIII был узурпатором). Правительственные войска, где подкупом, где обещаниями амнистии, а где террором подавили восстание. Положенные императором 40 перперов руги оказался для акритов разорением (учитывая перманентную нерегулярностьвыплаты  жалования). Разгром повстанцев фактически положил конец акритам Византии, оставив без защиты внутренние земли империи в Малой Азии перед набегами османов. А в перспективе все это привело к полной потере малоазиатских территорий – исторической опоры Византии, основной ее ресурсной базы. Страна просто не выдержала перманентной войны, от которой ее столетиями прикрывал «буфер» – пограничные поселения акритских общин. А сами вифинские акриты, в том числе и вифинские славяне, оказались в рядах уже османских войск (для этого им даже не надо было принимать ислам), превратившись таким образом в «могильщиков» византийского государства.

Оригинал : http://www.rusnauka.com/15_APSN_2011/Istoria/1_88009.doc.htm

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded